На ваш вопрос
ответят профессионалы
рынка ВЭД
Используйте вашу учетную запись на Facebook.com для входа на сайт. или зарегистрируйтесь с e-mail
Присоединяясь или входя
через социальную сеть, вы принимаете
Пользовательское Соглашение
Сегодня 19.01.2020 Курсы валют ЦБ РФ
Стратегический партнер проекта

Путин: мы не боимся инфляции, а считаем, что нужно ее таргетировать и уменьшать

2019-12-20 Путин: мы не боимся инфляции, а считаем, что нужно ее таргетировать и уменьшать
20.12.2019 16:22 0 Архив |
Путин: мы не боимся инфляции, а считаем, что нужно ее таргетировать и уменьшать
Фото: kremlin.ru
Как напомнил президент РФ, рост инфляции означает сокращение реальных доходов граждан
CustomsForum.ru выбрал наиболее интересные цитаты из выступления главы государства, касающиеся состояния российской экономики, инфляции, пенсионной реформы и антироссийских санкций.

19 декабря в Москве прошла 15-я ежегодная пресс-конференция президента России Владимира Путина. За 4 часа 20 минут глава государства ответил примерно на 70 вопросов. Мы выбрали наиболее интересные ответы, затрагивающие экономическую ситуацию в России и внешнюю политику.

О реальном секторе экономики и советском прошлом

«75 процентов производственных мощностей в перерабатывающей промышленности созданы с 2000 года. Средний возраст машин и оборудования в перерабатывающей промышленности — 12 лет».

«Три новых аэропорта построено, 45 полос. Если говорить о транспорте, по-моему, где-то 12 новых вокзалов, десятки модернизированы, с глубокой модернизацией проведена эта работа. У нас вдвое возросло количество федеральных трасс в нормативном состоянии. Вдвое. Было, по-моему, 39%, сейчас 80 с лишним».

«Очень яркий пример — это, конечно, сельское хозяйство. Как вы помните, здесь много людей уже старшего поколения, хорошо помнят, Советский Союз был всегда покупателем зерновых. Мы были одними из самых крупных покупателей зерна — пшеницы. Хочу напомнить, что сейчас Россия — самый крупный поставщик пшеницы на мировой рынок. Мы — номер один. Мы обошли и Соединенные Штаты, и Канаду».

«У них больше производство, но они больше потребляют, а мы производим столько, что это позволяет нам занимать первое место на международном рынке по продаже пшеницы. 46 процентов — рост в сельхозпроизводстве».

«У нас в разы вырос экспорт (по-моему, в 2,6 раза экспорт вырос). На 24 миллиарда долларов мы продали на внешнем рынке сельхозпродукции, включая не только зерновые, это главный, конечно, источник поступления денег из-за границы в сельском хозяйстве, но и в животноводстве выросли: мясо птицы, свинины и так далее».

«Все по совокупности, все порты Советского Союза переваливали в год (мощности по перевалке были) 600 миллионов тонн. В России знаете сколько сейчас? 1 миллиард 104 миллиона. Это все создано за последние десятилетия».

«Новые совсем отрасли созданы в энергетике, такие как сжиженный природный газ. Целые комплексы мирового класса, значения и уровня созданы и на Дальнем Востоке, и в Заполярье. В гидроэнергетике произошел существенный рывок вперед по генерации, просто существенный, можно даже сказать, скачок».

«Поэтому те, кто считают, что мы живем на исключительно старых, доставшихся нам от прежних поколений ресурсах и мощностях, глубоко ошибаются, заблуждаются».

Об инфляции и Фонде национального благосостояния

«Мы не боимся инфляции, а мы считаем, что нужно ее таргетировать и уменьшать, потому что рост инфляции означает сокращение реальных доходов граждан. У нас и так здесь есть вопросы, требующие дополнительного внимания, мягко говоря».

«Поэтому что же нам инфляция? Это повышение цен, а мы не хотим повышения цен. Это одно из фундаментальных макроэкономических условий, обеспечивающих экономический рост. Инфляционные ожидания подрывают инвестиционный процесс, вот в чем дело. Но у нас, хочу отметить, в этом смысле хорошие показатели».

«Россия, безусловно, является одним из лидеров среди формирующихся рынков по поводу состояния финансовой и бюджетной системы. У нас в этом году, вот сейчас, последние данные — 3,25 инфляция, это очень хороший для нас показатель, а в начале следующего года мы вполне можем увидеть и три процента».

«Что касается резервных фондов и Фонда национального благосостояния. Да, он действительно вырос практически в два раза сейчас, за этот год. Это очень хороший показатель. Тратить или не тратить? Смотрите, 20 процентов из этого фонда, Фонда национального благосостояния, они так или иначе уже находятся в экономике с помощью разных инструментов, в том числе через ВЭБ. Из них, по-моему, восемь процентов потрачено на прямые крупные инфраструктурные проекты, например, ЦКАД в Москве профинансирован за счет Фонда национального благосостояния».

«Осуществляются закупки подвижного состава для РЖД, это и для транспорта хорошо, и для поддержания рабочих мест и развития транспортного машиностроения. Наконец, деньги направлены на „расшивку“ БАМа и Транссиба. И я знаю, что горняки сейчас высказывают опасения по поводу того, что там „узкое горлышко“ создано, но если бы своевременно не были вложены те деньги, которые уже вложены в „расшивку“ БАМа и Транссиба, было бы по-настоящему плохо».

«Наконец, у нас принято было решение, в соответствии с которым мы заморозили траты из Фонда национального благосостояния, ФНБ, до того момента, когда он достигнет семь процентов ВВП. В принципе, сейчас эти средства накоплены — 7,3 процента. Техника заключается в том, что на счета эти деньги придут только в середине следующего года, летом, и тогда можно будет приступить к более активному использованию этих денег».

«Напомню, что в условиях острого международного кризиса в 2008 году мы выполнили практически все свои социальные обязательства, расходуя, несмотря на резкое падение доходов федерального бюджета, средства из накопленных резервов. Мы смогли это сделать благодаря наличию как раз вот этих резервных фондов. Поэтому самое простое — это как сеятель разбрасывать деньги налево и направо, не понимая, что будет завтра, если цены на энергоносители упадут. Мы этого делать не будем, но будем использовать эти средства в рамках тех решений, которые были приняты ранее».

О применении искусственного интеллекта в России

202_z.jpg

«Где-то мы уже продвинулись, где-то еще сделали то, что нужно, явно в недостаточном объеме. Но есть и вещи, которые очевидны: кроме банковской сферы, скажем, беспилотники, беспилотный транспорт. У нас машины „Яндекса“ и „КамАЗа“ накатали уже больше миллиона километров».

«Да, это пока делается на ограниченном пространстве, да, пока это не применяется активно в текущей жизни. Но это первые шаги, без которых развитие просто невозможно. Это те технологии, которые могут применяться практически во всех сферах производства и жизни».

«Мы считаем, и я продолжаю считать, что это важнейший вопрос нашего развития на перспективу, вопрос нашей национальной безопасности и выживания вообще Российского государства. Потому что возможности искусственного интеллекта будут влиять и на оборону, будут влиять на темпы развития экономики».

О том, грядет ли новая пенсионная реформа

«В области пенсионного обеспечения все решения приняты, закреплены законом и никаких изменений там не планируется, никакой новой пенсионной реформы не готовится и даже не обсуждается ни в правительстве, ни в администрации — нигде».

«Что касается некоторых предложений Минфина в этой сфере, то это относится только к накоплениям, которые фактически можно считать инвестициями. Вопрос идет просто об их защите».

«В последние годы мы наблюдали снижение реальных доходов граждан, и это очень плохо»

«Это одна из наших проблем, которые мы, безусловно, должны решать, но решать мы это должны на основе роста производительности труда и роста ВВП, это совершенно очевидно. К этому нам нужно стремиться, потому что все другое, в том числе, скажем, раздача денег из резервных фондов, это ни к чему не приведет, они быстро закончатся. А если конъюнктура на внешних, в том числе нефтяных рынках изменится, то и источник иссякнет. Поэтому нам нужно фундаментальные вопросы решать развития экономики и на этой базе поднимать уровень заработной платы».

«Уровень заработной платы за прошлый год немножко подрос. Немножко растут и реальные доходы. За III квартал мы это очевидно наблюдаем. Но этого недостаточно, безусловно».

О газовой войне с Украиной

«Я убежден, как юрист по базовому образованию, что решение Стокгольмского арбитражного суда носит не юридический, не правовой характер, а скорее политический. Одно из обоснований (сидящим здесь тоже покажется это странным, но это интересно) решения Стокгольмского суда, там прописано: „...в связи с тяжелым экономическим положением на Украине“. Чушь какая-то просто. Но написали. Хоть воздержались бы от такой записи».

«Ну ладно, решение суда есть, это правда, и мы должны из этого исходить. Мы будем исходить из этого и будем искать приемлемое для всех решение, в том числе и для Украины, сохраняя, как я уже многократно говорил, несмотря на строительство новых инфраструктурных объектов, таких как „Северный поток — 1“, „Северный поток — 2“, „Турецкий поток“, будем сохранять транзит через Украину. Вопрос в объемах этого транзита и в сроках, на которые можно заключить контракт».

«Кстати говоря, украинский маршрут в Европу длиннее, чем маршрут по Балтийскому морю, он длиннее и просто для нас дороже. Но все-таки в Центральную и Южную Европу это тоже маршрут отработанный, хороший, мы готовы его сохранять. И готовы были бы и поставлять на Украину газ со скидкой (кстати говоря, я уже говорил) 20–25 процентов, это можно сделать».

«И тогда можно было бы и для конечного потребителя снизить, а не повышать, как запланировано у вас сейчас. С 1 января следующего года все льготы, насколько я знаю, отменяются, средний уровень цены на газ будет где-то за 300 долларов для всех категорий потребителей, включая физических лиц».

«Я думаю, что мы договоримся. Кстати говоря, мы на пути к этим договоренностям. И мы будем стремиться к тому, чтобы и украинская сторона была довольна этими договоренностями. У нас нет никакого желания обострять ситуацию в энергетике и как-то использовать это для влияния на ситуацию на самой Украине».

О принятых Конгрессом США санкциях против России и американском президенте Трампе

«Что касается продления нашего диалога до конца президентства Трампа, Вы как будто уже ставите вопрос о том, что оно заканчивается. Это просто продолжение внутриполитической борьбы, и одна партия, которая проиграла выборы, Демократическая партия, она добивается результатов уже другими способами, другими средствами, предъявляя Трампу то обвинения в сговоре с Россией, потом выясняется, что никакого сговора не было, это не может лечь в основу импичмента. Теперь давление на Украину какое-то придумали».

«Что касается тех решений, которые принимаются в отношении России. Они же принимаются людьми, которые ответственности за эти решения практически не несут. Это же не исполнительные органы власти, а представительные, они законы должны принимать. Они принимают такие решения в отношении России».

«Безусловно, это будет сказываться на уровне наших межгосударственных отношений. Мы знаем общий подход, который заключается в том, что США с нами будут работать там, где им интересно и выгодно, и будут сдерживать в то же время Россию с помощью решений подобного рода. Мы тоже, зная это, будем поступать зеркальным образом, и все. Ничего хорошего в этом нет. Это абсолютно не дружественные акты в отношении России».

«Хотят помочь Украине сохранить транзит. Я только что говорил коллеге из Украины: мы и сами хотим сохранить транзит, мы в этом заинтересованы в любом случае и будем это делать. Если хотели помочь, лучше бы денег дали. Почему денег-то не дают Украине? Дали бы им возможность субсидировать».

«Смотрите, ведь денег почти не дают, дают только гарантии на возможные кредиты, а это же не живые деньги — реальной поддержки нет. А МВФ в то же время, где руководят США, требует, чтобы отменили все льготы на энергоносители, в том числе на газ. И сейчас у населения опять будет скачок».

202_pr.jpg

«Другие западники, ЕС, требуют, чтобы „кругляк“ обязательно вывозили, разрешили вывозить в Европу. От Карпат скоро ничего не останется — голые скалы там будут, если будут „кругляк“ вывозить. Вроде как поддерживают нынешний украинский режим и руководство, а в то же время, на мой взгляд, совершенно наносят какие-то серьезные удары».

«Теперь требуют, чтобы землю начали продавать. Для украинцев земля сакральное значение имеет, и я могу это понять — это „золотые“ земли. Конечно, оппозиция сразу же воспользовалась этим, начинает там наносить теперь внутриполитические удары по Зеленскому».

«Нас в чем-то обвиняют в отношении Украины, хотят якобы помочь, а хотят на самом деле сделать, чтобы Украина пополняла свой бюджет за российский счет. Сами дайте денег, помогите, дайте по льготным ставкам кредиты хорошие на долгий период. Ничего нет».

«Тем не менее мы заинтересованы в развитии и поддержании отношений с Соединенными Штатами и будем это делать вне зависимости от того, кто находится в Белом доме или кто контролирует обе палаты Конгресса США».

О Белоруссии и энергоносителях

«В подавляющем своем большинстве основополагающие решения, которые были в свое время приняты по поводу строительства Союзного государства, не реализованы. Просто там 90 процентов не сделано по каждому вопросу».

«В чем-то даже в сфере экономики интеграция в рамках Евразэс глубже, чем в рамках Союзного государства. Именно поэтому мы и приняли решение с Александром Григорьевичем вернуться к этому и посмотреть, что же нужно сделать дополнительно, чтобы ускорить процесс формирования Союзного государства».

«По энергоносителям у нас приняты соответствующие решения в рамках Евразэс: к 2024 году достичь определенных решений, в том числе по созданию общих рынков в области энергетики, по газовой, по нефтяной проблематике. Мы же продаем все в Белоруссию без пошлины. Это первое».

«Второе, что касается наших продаж энергоносителей, в том числе газа в Европу и в Беларусь. Во-первых, у Беларуси самые низкие цены, которые только возможны для наших заграничных партнеров. Напомню, это 127 долларов за тысячу кубов. В Европу за 200 мы продаем. Доходность от продаж в Европу и Беларусь для „Газпрома“ отличается знаете во сколько? В четыре раза. У нас средневзвешенная цена по России на газ — 70 долларов за тысячу кубов. 70 — это средневзвешенная, 75 — для промышленности и 62 доллара — для населения».

«При этом чем дальше от мест добычи, тем больше мы дотируем эту цену. Смоленск относится к такой зоне, где дотирование самое высокое. Смоленск потребляет 2 миллиарда примерно. В Белоруссию мы продаем 20 миллиардов. И если мы будем дотировать всю белорусскую экономику, то это значит, что мы, Россия, дотируем целиком в данном случае такой первичный энергоноситель, как газ, для всей страны. Но это, согласитесь, вопрос очень странный. То есть Россия должна дотировать другую страну так же, как самую дотируемую в России область — Смоленскую. Это странновато».

«Ну а нефть, как вы знаете, мы тоже продаем беспошлинно, это значительное упущение для российского бюджета. Да, мы занимаемся перенастройкой нашей налоговой системы в этой сфере, мы постепенно увеличиваем НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых) и постепенно также синхронно уменьшаем вывозные таможенные пошлины. В рамках этих процедур, действительно, у Беларуси начинает исчезать та премия, которую она получала в связи с отсутствием таможенных пошлин и последующего вывоза нефтепродуктов. Это наша внутренняя политика».

«Напоминаю, что мы по очень многим каналам поддерживаем наших белорусских друзей. Одних кредитов выдано, по-моему, уже на Белоруссию около 7 миллиардов долларов, где-то в таком ключе. И дальше будем продолжать это делать. Но это все должно делаться в ходе диалога, и мы к этому диалогу готовы, мы готовы дальше и свой рынок предоставлять. Вы же знаете, почти 90 процентов всего экспорта сельхозпродукции из Беларуси приходится на российский рынок. И так далее и так далее. Это такая спокойная, на самом деле, у нас очень спокойно, уравновешенно идет работа в этом направлении».

Об отношениях с Китаем: «Самое главное — это не цифры и не отрасли, в которых мы сотрудничаем, а беспрецедентный уровень доверия»

202_3.jpg

«На этой базе мы и добиваемся успехов в области экономики (за 100 миллиардов уже товарооборот, и мы, безусловно, подойдем и решим цифру 200 миллиардов, выйдем на этот рубеж), сотрудничестве в высокотехнологичных областях — и в космосе, и в авиастроении, в транспорте вообще, и по многим другим направлениям».

«И, безусловно, российско-китайское сотрудничество является важнейшим фактором международной стабильности, в том числе в утверждении международного права, в том числе в создании многополярного мира».

О санкциях Евросоюза

«Есть разные, примерно сводящиеся к одному и тому же оценки последствий этих санкций для всех участников этого малоприятного процесса. Для Евросоюза где-то подсчет под 50 миллиардов евро. Не помню, по-моему, Всемирный банк насчитал нам где-то 50 миллионов долларов. Для Федеративной Республики, не помню, по-моему, 750 миллионов в месяц, что ли, потери».

«Потери большие. За ними стоят не просто деньги и суммы какие-то. Рабочие места стоят в том числе, потеря рынков, в том числе российского рынка. На наш рынок просто приходят другие участники международных экономических отношений».

«В принципе мы за полную нормализацию, тем более что, действительно, ничего здесь эффективно не работает. Есть и минусы для нас, тем не менее, но есть и плюсы, они тоже очевидны. То же самое — развитие сельского хозяйства, скачок какой в развитии: 24 миллиарда у нас получилась экспортная выручка — просто невероятно! Никто бы несколько лет назад не поверил в это. Мы истратили, и не без пользы, огромные деньги, там триллионами измеряется, на импортозамещение, если взять из всех источников. Но результат какой»!

«Допустим, в России никогда не было вертолетного моторостроения. Теперь есть, мы построили заводы, в том числе в Петербурге, и прежде всего в Петербурге. У нас не было двигателей для морских судов, не было просто в России такой отрасли. Оказалось, что это отдельная отрасль целая. У нас теперь есть, причем нового поколения, эффективно работающая. Мы целую отрасль создали, науку, школу, производство развернули. В сфере обороны просто огромный рывок сделан. Еще тоже не все сделано, но рывок очень заметный, очевидный».

«Так что лучше, конечно, избавиться от политически мотивированных ограничений в области экономической деятельности. Это наносит колоссальный ущерб мировой торговле и мировой экономике. Там же оценки есть. Скажем, США вводят ограничения в отношении Китая — это тоже санкции на самом деле — это отражается на всей мировой экономике, мировой уровень торговли сразу упал».

«Если дальше это будет продолжаться, и дальше будет падать. Но вроде там наладился какой-то прогресс, слава богу, в их отношениях. И мы от этого тоже страдаем, потому что это отражается на нас, на востребованности наших основных экспортных товаров и так далее».

«Поэтому ничего хорошего в этом нет, но наша экономика, это я могу совершенно с полной ответственностью заявить, адаптировалась к внешним шокам, а национальная валюта, тоже так, между прочим, стала гораздо более устойчивой и в связи с возможными колебаниями цен на энергоносители. В этом смысле происходит определенное „отстегивание“ нашей экономики и национальной валюты от мировых рынков нефти».

Автор: Андрей Гераськин
Источник: CustomsForum.ru

ЧТО ВЫ ОБ ЭТОМ ДУМАЕТЕ?

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ДЛЯ БИЗНЕСА

Новости ВЭД на вашем сайте

Добавьте новости ВЭД на свой сайт. Получайте новости автоматически

Онлайн-оплата таможенных пошлин и платежей таможенной картой

Оплачивайте таможенные платежи удаленно в процессе подачи электронной декларации.

ТК Лизинг: эффективные программы лизинга для вашего бизнеса

Лизинг оборудования, автортранспорта, спецтехники, медоборудования